Растительные диеты, повышающие работоспособность

РЕЖИМ ПИТАНИЯ И РАБОТОСПОСОБНОСТЬ

В отношении влияния режима питания на здоровье существует несколько точек зрения.

Первая — сложилась стихийно в странах с умеренным и холодным климатом к началу XX столетия. Ее можно определить народной мудростью: «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу». Эта точка зрения была названа теорией максимального завтрака, или теорией утренней нагрузки (Иванченко, 1988). Она означает, что 40-50% калорийности дневного рациона приходится на утренний прием пищи, 25 — на обед и 25% — на ужин. Несмотря на распространенность такого типа питания, нельзя не отметить его слабые стороны. Прежде всего это снижение работоспособности после сытного (особенно белкового) завтрака. Несомненно, в условиях современного производства максимальный завтрак препятствует фазе врабатывания в трудовой процесс, вызывает сонливость, заторможенность. По-видимому, это следствие образования эндогенных гормональных пептидов желудочно-кишечного тракта типа эндорофинов, энкефалинов (Климов, 1980; Уголев, 1982). Во-вторых, сторонники этой точки зрения считают, что максимальный завтрак обеспечивает запас питательных веществ на весь трудовой день. Однако биоритмы органов желудочно-кишечного тракта и сложившийся режим труда и отдыха отнюдь не способствуют усвоению калорийной пищи в утренние часы. Достаточно взглянуть на табл. 2 (Шейтанов, Маркова, 1977), чтобы убедиться в этом.

Таблица 2

Продолжительность пребывания продуктов в желудке

1-2 ч

2-3 ч

3-4 ч

4-5 ч

Вода, овощные и фруктовые соки, чай, какао, кофе без примесей, молоко, бульон Кофе и какао с молоком или сметаной, яйца, сваренные вкрутую, тушеная рыба, белый хлеб Вареный картофель, черный хлеб, яблоки Печень, жареное мясо и дичь, сельдь, пюре гороха и фасоли

Действительно, белковые продукты задерживаются в желудке дольше всего (4-5 ч). Следовательно, после плотного завтрака (например, в 8 ч утра) к обеду (13 ч дня) пища еще не успевает полностью выйти из желудка. Отсюда при использовании этих продуктов требуется более продолжительный перерыв между завтраком и обедом (Яковлев, 1952). В противном случае наблюдается отсутствие аппетита в обеденное время, нарушение ритмичной функции желудочно-кишечного тракта. Видимо, поэтому было показано, что после легкого завтрака выше работоспособность, чем после употребления плотных продуктов (Sage, 1969).

В то же время нельзя и полностью отказаться от завтрака, так как при замене его на кофе снижается работоспособность, измеренная на велоэргометре, увеличивается время реакции и тремор (Tittle, Daum, 1951). Впрочем некоторые авторы считают, что при усиленных физических нагрузках, например, у спортсменов можно использовать второй дополнительный завтрак или полдник (Яковлев, 1952). Однако 4-5-разовое питание трудно осуществимо, требует высококвалифицированного персонала, специальных условий по приготовлению, хранению пищи и т. п. (Kaunta, 1972). К тому же большинство авторов считает, что завтрак должен быть углеводистым и малобелковым, так как углеводы относительно быстро всасываются в желудочно-кишечном тракте и поддерживают физическую и умственную работоспособность. Этим условиям в основном удовлетворяет растительно-молочная диета.

Вторую точку зрения на режим питания при физическом труде можно назвать теорией равномерной нагрузки (Иванченко, 19886). Например, К. С. Петровский и В. Д. Ванханеи (1982) считают наиболее распространенным среди рабочих промышленных предприятии трехразовый прием пищи, при котором обычно рекомендуется на завтрак 30%, в обед — 45, на ужин — 25% суточного рациона. Однако довольно плотный обед, несомненно, способствует послеобеденному снижению работоспособности. Кроме того, по мнению некоторых авторов, при таком распределении суточного рациона также не наблюдается его соответствия ритмической работе органов желудочно-кишечного тракта. В связи с этим зарубежные исследователи в последние годы все большее предпочтение отдают теории вечерней нагрузки, или теории максимального ужина. Согласно этой точке зрения, ужин должен быть высококалорийным, высокобелковым и малоуглеводистым. Эта точка зрения подкрепляется убедительными данными М. Шейтапова и др. (1966), показавшего, что преимущественное употребление белков в вечернее время способствует более эффективной ночной регенерации мышечных белков при значительных физических нагрузках.

Другие авторы считают оправданным максимальный ужин в связи с наиболее эффективным, по их мнению, усвоением пищи в вечернее время, меньшим образованием токсических продуктов и напряжением адаптационных реакций организма. Опасения, что белковая диета повысит возбудимость нервной системы и ухудшит качество сна, снимаются, если ужин осуществляется не раньше, чем за 3-4 часа до сна.

Из перечисления преимуществ максимального ужина отнюдь не вытекает, что ему должно следовать большинство людей. На сегодняшний день вырисовываются перспективы создания четвертой теории режима питания — теории индивидуальной нагрузки. Не случайно К. С. Петровский и В. Д. Ванханен (1982) отмечают, что режимы питания не являются фиксированными. Они могут подвергаться уточнению, коррекции и изменению соответственно распорядку дня, времени начала и окончания работы, времени обеденного перерыва, индивидуальным привычкам. Можно было бы добавить сюда зависимость режима питания от состояния здоровья человека и др.

Анализируя данные многих исследователей, пришли к выводу, что максимальный ужин в значительной степени снижает риск развития некоторых обменных заболеваний (подагра, артрозы), аллергических болезней (бронхиальная астма, вазомоторный ринит, сенная лихорадка), болезней кожи (экзема, экссудативиный диатез, нейродермит) и др. Кроме того, уменьшается риск развития острых и обострения хронических инфекционных заболеваний: грипп, ОРЗ, тонзиллит, фарингит, бронхит и т. п. В то же время при вечерней нагрузке калориями и их максимальном усвоении растет риск болезней цивилизации: ожирения, диабета, атеросклероза, гипертонической болезни и др. По нашему мнению, при наличии предрасположенности к тому или другому кругу заболеваний режим питания должен определяться строго индивидуально после консультации с врачом. Кроме того, следует учесть, что наиболее опасны для здоровья так называемые диетические стрессы, т. е. резкие смены режима питания, вызывающие значительное напряжение адаптационных механизмов.

Принцип индивидуализации режима питания особенно важен при умственном труде. Его отличиями являются низкая физическая активность, высокая возбудимость центров симпатической нервной системы и снижение возбудимости парасимпатических центров (Солодков, 1971; Давыдов, 1974). При гипокинезии развивается снижение адаптационных возможностей сердечно-сосудистой и дыхательной систем, гормонального статуса, нарушения обмена углеводов, белков, жиров, витаминов, микроэлементов. Особенно интересно, что при гипокинезии, как и при гиперкинезии, отмечается отрицательный азотистый баланс и понижение белкового синтеза даже при нормальном содержании в диете полноценного белка (Шейтанов, Маркова, 1977). Ожирение, запоры, болезни цивилизации — тоже естественное следствие гипокинезии.

Именно поэтому питание работников умственного труда, на наш взгляд, в первую очередь должно быть индивидуально профилактическим. Этому требованию удовлетворяет ограниченное питание, направленное против развития атеросклероза, ожирения, скрытых форм витаминной недостаточности и др. Энергетическая ценность рациона может быть ограничена до 2400-2500 кал и менее. В последние годы для работников умственного труда, отягощенных заболеваниями, многие авторы рекомендуют младовегетарианские и натуральные диеты, отмечая их высокую эффективность в повышении работоспособности и общего состояния здоровья (Bragg, 1969; Shelton, 1969; Valnet, 1971; Altman, 1973).

 

 

 

Электронные книги:
Книги которые нам помогают:

Бальтасар Грасиан
Жан де Лабрюйер
Люк де Клапье де Вовенарг
Артур Шопенгауэр
Басни Эзоп
Библия Новый завет
    Ветхий завет Псалтирь

Орфографический словарь

Карта сайта

Илья Третьяков и DEV