ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ЭРГОНОМИКИ

Космонавты и полярники, геологи, рабочие заводов и фабрик, особенно на вредных производствах, работники умственного труда и спортсмены часто нуждаются в естественных, природных способах повышения нервной и мышечной деятельности, отдаляющих развитие утомления, увеличивающих производительность труда и в конечном счете укрепляющих здоровье. С целью повышения производительности труда в настоящее время проводится широкая программа работ по внедрению в сферу деятельности человека важнейшего элемента природной среды — растений, представляющих собой мощный резерв повышения физической и умственной работоспособности.

В осуществлении этой задачи важная роль принадлежит фитоэргономике (от греческого «фитон» — растение, «эргон» — работа, «номос» — закон), входящему составной частью в молодую науку эргономику.

Термин «фитоэргономика» был введен в связи с выделением особого объекта исследования — системы «человек—машина — окружающая среда». Такой комплексный подход способствует повышению эффективности и качества деятельности человека, сохраняет здоровье людей и развивает личность в процессе труда.

Эргогениые, т. е. влияющие на работоспособность, свойства растений известны давно. Легенды об удивительном женьшене, его «братьях и сестрах», ароматах трав, дающих силы богатырские, имеются у каждого народа.

Большой вклад в развитие фитоэргономики сделан учеными Центрального ботанического сада. Именно здесь создан первый в стране отдел медицинской ботаники, проведена республиканская конференция по медицинской ботанике (1984), многие доклады которой были посвящены фитоэргономике. Работы А. М. Гродзинского, А. Ф. Лебеды, Н. М. Макарчук, Я. С. Лещинской и др. в области использования растений для оптимизации производственной среды летного состава стали клиническими, а их книга «Фитонциды в эргономике» (1986) получила высокие отзывы специалистов. Условно фитоэргономические исследования можно разделить на два направления: первое связано с непосредственным влиянием пищевых и лекарственных растений на работоспособность; второе, названное по предложению А. М. Гродзинского (1981) фитодизайном, исследует опосредованное действие растений на работоспособность благодаря улучшению производственной среды. Ведь давно известно, что растения выполняют санитарные и гигиенические функции, обогащая воздух кислородом и аэроионами, снижая концентрацию углекислоты, пыли, влаги, токсических веществ и микроорганизмов. Декоративные и душистые растения влияют на настроение, а значит, и на работоспособность.

Большое значение имеет использование тонизирующих и стимулирующих растений в питании. Продовольственная программа предусматривает ежегодное наращивание объема выпуска пищевых продуктов массового потребления высокого качества, в том числе обогащенных растительными физиологически активными веществами (ФАВ). В связи с этим отечественной пищевой промышленностью разрабатываются рецепты и выпускаются десятки наименований тонизирующих, стимулирующих, восстанавливающих напитков на основе растительных соков, лекарственных и пищевых трав. Способствует решению продовольственной проблемы дальнейшее обогащение рациона людей дикорастущими общеукрепляющими, тонизирующими и съедобными растениями в виде салатов, первых и вторых блюд. Каковы же механизмы повышения работоспособности с помощью растений?

Функциональная система, обеспечивающая работоспособность, условно разделяется на три подсистемы: информационную, энергетическую (или подсистему вегетативного обеспечения) и мотивационную (Навакатикян, Крыжановская, Кальниш, 1987). Мозг подчиняется действию общего биологического закона, который гласит: «Слабые раздражения возбуждают жизнедеятельность, средней силы поощряют, сильные угнетают ее». Поэтому информационные органы чувств из окружающей среды (свет, звук, запах и др.) поддерживают возбудимость и тонус нервной системы на определенном уровне. Они могут быть стимулирующими (при однократном сильном воздействии), тонизирующими (при многократном слабом воздействии) и тормозными (влияние чрезмерного возбуждающего или тормозного раздражителя). К информациейной системе относится неспецифическая активирующая подсистема, поддерживающая тонус нервных центров (анализаторов) за счет воздействия информации на органы чувств.

Изучение информационной подсистемы составляет предмет нового раздела эргономики — сенсорной эргономики. В последней выделяют ряд разделов: офтальмоэргономика (воздействие декоративных растений); аудио-эргономика (влияние шума листвы); одороэргономика, или аромаэргономика (воздействие ароматов трав); тактильная эргономика (воздействия на тактильное чувство, например, у слепых); проприоцептивная эргономика (воздействие на проприорецепторы при травяном массаже, оздоровительном бете, упражнениях); интеропептивная эргономика (воздействия на интерорецепторы гомеопатическими комплексами, рациональной диетой, содержащей растительные ФАВ и др.).

Энергетическая подсистема обеспечивает энергетическое поддержание тонуса нервных центров и обмена веществ в работающих органах. Ее эргономическим выражением являются использование высокоэнергетических диет, а также оптимизация процесса дыхания как источника кислорода, аэроионов и др.

В соответствии с этим можно выделить ряд узких мест (звеньев), лимитирующих эффективность использования личностного фактора в условиях производства. Прежде всего, это дефицит сенсорной информации или ее избыток, возникающие в условиях монотонии и производственного стресса. Сенсорное голодание можно ликвидировать рядом средств, облегчающих активацию познавательной информации, например углеводистой диетой, а также ввести в производственные условия дополнительные источники информации (ароматические одоранты, точечный массаж, свето-звукоритмостимуляция). Сюда же входят растения, облегчающие возникновение реакции активации электроэнцефалограммы (ЭЭГ) в ответ на сенсорные стимулы. По данным Ю. А. Белозериева и др. (1987), к ним относятся растительные ноотропы: препараты женьшеня, маакии амурской, а также барвинок малый. Важное значение в сенсорной эргономике могут иметь растения, обостряющие чувствительность органов чувств: аир болотный, якорцы стелющиеся, дереза китайская, лотос орехоносиый, ремания клейкая. Исследования в области сенсорной физиологии, проведенные совместно с В. А. Шестаковым, позволяют высказать предположение о существовании особых мотивационных пептидов, способствующих стремлению человека к новому увеличению притока сенсорной информации, обеспечивающих потребность в движении, труде (двигательная мотивация). По-видимому, мотивационные пептиды являются гуморальными медиаторами психической саморегуляции (ПСР), обеспечивающими оптимальную адаптацию человека к изменению внешней и внутренней среды. Исходя из этого, мы предложили методику оценки эффективности ПСР и трудовой деятельности на уровне мотивационных пептидов в сыворотке крови. Избыток сенсорной информации успешно ликвидируется рядом методик ПСР (аутогенная тренировка, а также антистрессовые одоранты, диетические растительные продукты и др.).

Нейрогуморальные механизмы адаптации человека к информационным факторам среды рассмотрены в совместной с В. А. Шестаковым монографии «Основы сенсорной эргономики». Кроме того, разработан ряд средств, которые могут быть практически использованы в комплексе ПСР на производстве.

Энергетическая подсистема поддерживает необходимый уровень обмена веществ в работающих органах. Обе подсистемы, как правило, работают синхронно, но при выраженном утомлении — в противоположных направлениях. Информационная нагрузка нервной системы сигналами нарастает, а эмоциональное, энергетическое подкрепление, наоборот, снижается. При дефиците информации, например монотонной работе, информационная подсистема работает вхолостую, а энергетическая быстро утомляется в связи с развитием отрицательных эмоций. Мотивационная подсистема способна поддерживать работоспособность за счет резервов даже при низком информационном и энергетическом обеспечении. Какие же факторы определяют работоспособность и тонус?

Прежде всего, это физиологические факторы, влияющие на общее здоровье человека. На первом месте стоит ритм бодрствование — сон. Рациональная организация труда, упражнения, хороший сон дают наиболее полноценную подзарядку энергетического «аккумулятора» организма. Далее следует рациональное питание, в том числе воздействие тонизирующих напитков, стимулирующих пищевых растений и т. п. Не меньшее значение имеет и оптимальная организация дыхания, пребывание на свежем воздухе, богатом воздушными «витаминами» — фитонцидами. Весьма эффективно поддерживают тонус и физические факторы, действующие через органы чувств. Сюда относятся освещенность и цветовая гамма фитодизайна рабочего места, ритмичные звуки, особенно бодрящая музыка, тонизирующие запахи трав, температура воздуха, водные процедуры, закаливание, массаж, физиопроцедуры и др.

Наконец, немаловажны и субъективные психические факторы, формирующие нервно-психическое, эмоциональное напряжение. Здесь и мотивация настроения, самочувствие, аутотренинг, наличие стрессов дома и на производстве. Работоспособность организма в данный момент зависит не только от каждого действующего фактора, но и от их оптимального сочетания.

Еще в 1962 г. П. В. Симонов привел доказательство того, что на возрастающий стимул организм реагирует трехфазно. Эти данные помогают объяснить влияние растений на работоспособность. Допустим, вы гуляете летом по сосновому бору. В начале прогулки чувствуется слегка дурманящий запах летней хвои. Это соответствует состоянию превентивного (начального) торможения нервной системы. Через некоторое время появляются бодрость и легкость во всем теле. Это связано со второй фазой — возбуждением нервной системы. Продолжительное пребывание в хвойном лесу, особенно при наличии гипертонии, приводит к головокружению, головной боли, слабости, утомлению. Это происходит из-за вторичного (запредельного) торможения нервной системы. Глубина и продолжительность этих фаз зависят от силы воздействия (концентрация и продолжительность влияния сосновых фитонцидов).

Каждому типу нервной системы присущ свой предел возбудимости и оптимальный стимулирующий и тормозной раздражитель. Люди с сильным уравновешенным типом нервной системы (сангвиники), как правило, имеют большие резервы повышения работоспособности при воздействии растений. У них развитие охранительного торможения наступает позднее, чем, например, у людей слабого (меланхолик) и возбудимого (холерик) типов. В целом развитие коркового торможения, а стало быть и утомления, зависит не только от типологических свойств нервной деятельности, но и от функционального состояния нервной системы (реактивности организма) и степени тренировки нервных процессов.

По мнению некоторых ученых, сила нервной системы определяется степенью ее чувствительности, способностью к восприятию и накоплению информации из внешней среды (Туркменов, Серохвостов, Иманкумов, 1981). Такая информация может передаваться разными типами воздействия на все органы чувств. В частности, растения могут воздействовать на человека запахами, окраской, определенными вкусовыми ощущениями, раздражением рефлексогенных зон кожи и слизистых оболочек, непосредственным влиянием на метаболизм в нервной системе. Наконец, даже шум листвы может вызывать успокаивающие и возбуждающие ассоциации. Естественно, что все эти воздействия прямо или опосредованно сказываются на работоспособности.

Однако прежде чем рассматривать связь растений и работоспособности, видимо, следует дать определение этого понятия. Работоспособность — это способность человека поддерживать определенный уровень производительности труда в конкретном виде деятельности в течение определенного промежутка времени, сопровождающаяся благоприятным функциональным состоянием организма.

В обиходе снижение работоспособности связывают с развитием утомления. Однако это бывает отнюдь не всегда. Неблагоприятные условия внешней среды (дурманящие запахи трав, случайное употребление ядовитых растений, воздействие химических агентов на вредных производствах и т. п.) снижают работоспособность без развития утомления. Причиной утомления может быть только физическая и умственная работа. Какое состояние мы называем утомлением? По-видимому, наиболее емко следующее определение: «Утомление — возникающее вследствие работы временное ухудшение функционального состояния организма человека, выражающееся в снижении работоспособности, в неспецифических изменениях физиологических функций и в ряде субъективных ощущений, объединяемых чувством усталости» (Егоров, Загрядский, 1973). Утомление можно объективно измерить, выявить его степень.

Еще русский физиолог А. А. Ухтомский указывал, что чувство усталости — «натуральный предупредитель утомления», заставляющий дать организму отдых и включить восстановительные процессы. Не могут ли растения помочь и здесь? Действительно, они имеют большое значение в создании комфортных условий рабочей среды, оптимизации процессов труда и отдыха. Отметим, что под воздействием растений изменяется ритмика некоторых жизненных процессов. Выявлено, что адаптация к действию растений является колебательным, волнообразным процессом. Более того, в цикле работ С. И. Степановой выдвинут общебиологический закон волнообразности адаптационного процесса (Степанова, 1979). Согласно ему, адаптация в любой стадии, в любом проявлении — как в специфическом, так и в неспецифическом — обязательно протекает в колебательном, волнообразном режиме. Отсюда следует, что влияние растительных физиологически активных веществ может быть прямо противоположным в разные сроки от момента воздействия.

Адаптация к растениям неотделима от процессов восстановления. Под восстановлением понимают возвращение организма в целом, его органов и систем после различных изменений функционального состояния к исходному или близкому к нему уровню гомеостаза. Периодическое восстановление прежде всего связано с суточной периодичностью функций. Принято считать, что наибольшая работоспособность приходится на 10-13 и 17-20 ч (дневной и вечерний максимум). В это время бодрящие эффекты растений должны быть щадящими. В промежутках указанных часов {фаза спада) воздействия могут быть сильными. Интенсивность восстановления зависит от рационального распределения нагрузок в течение недели, времени года, возрастного периода (после 30-35 лет восстановление ухудшается), месячных циклов (например, у женщин).

Прослеживаются три стадии (или фазы) работоспособности:

  • врабатывание, или вхождение, в работу;
  • устойчивое состояние высокой работоспособности;
  • падение работоспособности вследствие утомления.

Растения могут осуществлять своеобразную разминку, ускоряя врабатывание. Таково действие стимулирующих запахов, разогревающих растирок и тонизирующих напитков. Нередко приходится применять их и для поддержания устойчивой работоспособности, отдаления утомления. Это связано с. тем, что раздражение различных анализаторов передает стимуляцию на двигательный центр. Советскими учеными (А. С. Косилов, М. В. Мельник, Г. В. Фольборт, Н. Р. Чаговец и др.) разработана теория фазовости послерабочего состояния организма. После нагрузки обычно развивается фаза послерабочего остаточного возбуждения в центральной нервной системе, а затем фаза послерабочего, или восстановительного, торможения. Последняя обычно совпадает с отдыхом (активным или пассивным). В соответствии с этим после работы происходит «срочное» восстановление. Оно заключается в устранении накопившихся продуктов окисления и восполнении затраченных энергетических ресурсов. Растения, нормализующие метаболизм и имеющие повышенную энергетическую ценность, могут ускорить эти процессы.

При определенной подготовленности человека далее развивается период «отставленного» избыточного восстановления, сверхвосстановления, или суперкомпепсации. Основу его составляют стимулированные работой процессы анаболизма, повышения гормональной активности, воздействие продуктов обмена веществ и ФАВ, применяемых для восстановления. Практически важно то, что при максимальных физических и психических нагрузках снижается стойкость организма к действию неблагоприятных факторов окружающей среды (низкие температуры, недостаток кислорода и др.). Это указывает на истощение защитных механизмов. Восстанавливающие средства, в том числе растительные, повышают стойкость организма. Более того, по некоторым данным, их ритмическое применение позволяет выполнять сверхдлительные напряженные физические нагрузки (до 10 ч) без заметного снижения работоспособности.

Известно, что под влиянием стимулирующих воздействий (нервно-эмоциональное возбуждение, бодрящие запахи, напитки и др.) человек может выполнять работу, недоступную для пего в обычном состоянии. Это указывает на существование скрытых возможностей (резервов) организма. Их определяют как выработанную в процессе эволюции адаптационную способность органа, системы и организма в целом усиливать во много раз интенсивность своей деятельности по сравнению с состоянием относительного покоя. Следовательно, эргогенное влияние растений связано с адаптационными возможностями организма и происходит посредством мобилизации функциональных особенностей человека и условий работы органа, системы, организма, которые зависят и от состояния окружающей среды.

В системе «человек — машина — среда» имеются узкие места, лимитирующие процесс творчества. Ими могут быть эмоциональная нестабильность, временные состояния ригидности психики (при переутомлении, стрессе), проявляющиеся в повторении стереотипных реакций и персеверациях, слабая способность к кодированию информации и ее связи с образным мышлением, нарушения усвоения сенсорной информации из внешней среды, ухудшающие творческий климат и др. С другой стороны, создание творческого климата, особые способы настройки личности стимулируют творческую деятельность. Так, при изучении влияния социально-культурных условий среды на творческий процесс выдающихся людей по их биографическим данным нами обнаружено, что многие из них пользовались индивидуальными эмпирически подобранными способами активизации творчества. Например, древнегреческий поэт Эризимах делал для этого периодические задержки дыхания; философ Эмпедокл ходил в медных сандалиях, повышающих тонус; многим ученым идеи приходили только на «ходу». В Древнем Риме и странах Востока для «настройки ума» широко пользовались стимулирующими ароматами лавра, гвоздики и др. В эпоху Возрождения «проясняющим ум» средством считался нюхательный табак. В Японии и Китае до сих пор для этих целей используются точечный массаж, иглоукалывание и прижигание особых биологически активных точек кожи (БАТ), которые даже называют «точками творчества».

Анализ этих методов позволил нам предположить, что большинство из них влияет на оба основных показателя интеллектуальных творческих способностей: количественный (изобилие идей, выдвигаемых проблем, ответов на стимул и т. п.) и качественный (нестереотипность решения проблем, ответа на стимул, оригинальность идей и т. п.), причем активирующим фактором, увеличивающим количественный компонент творчества, по-видимому, служит песпецифическая сенсорная информация от органов чувств, повышающая общий тонус нервной системы. Качественный компонент, вероятно, связан со специфической информацией, влияющей на ассоциативные процессы, ригидность мышления, память и др.

Для проверки нашей гипотезы были проведены исследования (Иванченко, 1987) на студентах и специалистах разного профиля и возраста (20-48 лет). Для этого все испытуемые выполняли информационную пробу на компьютере по модифицированной методике Г. И. Сидоренко (1982). С помощью специальной электронной приставки, связанной с экраном дисплея, испытуемым предъявляли образные задачи открытого типа, не содержащие алгоритма решения и не ограничивающие количества возможных ответов. Скорость предъявления информации и время выполнения теста были постоянными. Общее количество переработанной информации 1380 бит. После отдыха первой группе испытуемых предъявлялась сенсорная стимулирующая информация: стимулирующий запах (разработанный нами одорант «Бодрость»), тонизирующая травяная ванна «Утро», травяные тонизирующие напитки по нашим композициям (Иванченко, 1985, 19886), светоритмостимуляция и звукоритмостимуляция по восходящим тонизирующим алгоритмам (от низких частот к более высоким), тонизирующий массаж, иглоукалывание и прижигание БАТ общего действия и специфических БАТ, восхождение на ступеньку в гарвардском степ-тесте и др. Второй группе испытуемых проводили аналогичные воздействия в форме плацебо.

Были изучены показатели умственной работоспособности, внимание (корректурная проба), коэффициент частоты слияния световых мельканий (КЧССМ), теппинг-тест, скорость зрительно-моторной к слухо-моторной реакций, квазиустойчивая разность потенциалов (КУРП) головного мозга, показатели общих и специфических БАТ с помощью аппарата Фоля (маша модификация), величина биоэлектрического поля человека (биоэлектрометром) и свечение БАТ в высокочастотном электрическом поле (биофотометром). Кроме того, изучали вербально-ассоциативную ригидность (тестом омонимов), проводили миокинетическую пробу и ритмографию электрокардиограммы (оценка 100 кардиоиитервалов). Весь материал экспериментов был подвергнут корреляционному анализу с применением непараметрических критериев статистики.

Установлено, что все указанные методы положительно влияют на количественные показатели умственной работоспособности, ассоциативные процессы, внимание, память, скорость реакций. При этом индивидуальные свойства личности мало влияют на неспецифическую активацию творческого процесса. Учитывая, что одновременно происходило повышение активности эмоциональной сферы, тонуса, напряженности биоэлектрического поля головного мозга, КУРП, напряженности показателей БАТ вегетативной нервной системы и ретикулярной формации мозга, можно полагать, что это связано с неспецифической активацией подкорковых десинхронизирующих систем, в частности ретикулярной формации и симпатической нервной системы. По-видимому, именно эти системы имеют отношение к количественной активации творческого процесса (по показателям продуктивности творчества).

Кроме того, установлено, что показатели оригинальности значительно меньше зависят от неспецифической информации от органов чувств, повышающей тонус нервной системы. Эта зависимость резко возрастает и приобретает характер специфического влияния при учете индивидуальных свойств личности. Так, у людей со зрительной памятью и преобладанием зрительных ассоциаций более эффективны способы воздействия запахами и напитками, стимулирующими зрительные функции (точечный массаж, игло-укалывание и прижигание специфических корпоральных и аурикулярных точек глаза и т. п.). Можно полагать, что в функциональной системе, обеспечивающей творческую деятельность, количественная сторона творчества связана с деятельностью энергетической подсистемы (подсистемы вегетативного обеспечения), которая, по-видимому, связана с «третьей системой регуляции» — системой мозговых и внемозговых гормональных пептидов (эндорфины, миелопептиды, субстанция P, миогенные пептиды, обнаруженные нами совместно с В. А. Шестаковым и др.). Качественная сторона творчества тесно связана с функционированием информационной подсистемы, обеспечивающей способность пользоваться зрительно-пространственным, акустически-образным, словесным и другими видами информации. Направленная стимуляция и развитие информационной подсистемы позволит каждому человеку найти доступный и понятный код информации и максимально включить свои творческие способности. Полученные данные позволяют предполагать, что химическими мессенджерами творчества могут быть специфические пептиды творчества. Таким образом, результаты наших исследований дают основания рекомендовать для использования комплекс неспецифических и специфических методов оптимизации творческого процесса в системе «человек — машина — среда».

По подсчетам некоторых исследователей (Мозжухин, 1982), в повседневной деятельности человека, реализуемой по типу «реакции тренировки», участвует около 35% его абсолютных возможностей. Это диапазон привычной работы. При нагрузке в пределах от 35 до 65% абсолютных возможностей, приводящей к утомлению, необходимо включение волевых усилий или стимулирующих, воздействий. Это диапазон мобилизации первого эшелона резервов организма за счет «реакции активизации». Нагрузка свыше 65% абсолютных возможностей может быть выполнена только после преодоления «порога мобилизации» второго эшелона резервов организма. Волевыми усилиями их включить невозможно. Лишь чрезвычайные (стрессовые) стимулирующие воздействия способны ввести организм в диапазон предельной мобилизации функциональных резервов. В годы второй мировой войны получил распространение «легальный допинг» — стимуляторы, употребляемые летчиками, парашютистами, десантниками. На сегодняшний день в практике физиологии труда и спорта стимуляторы этого уровня относятся к опасным и считаются допингами. Медицинская комиссия Международного олимпийского комитета в 1971 г. утвердила перечень допинговых веществ. Из растительных препаратов к ним относятся кокаин, эфедрин, стрихнин и некоторые другие. Они истощают резервы организма и вызывают патологические изменения в системах, лимитирующих работоспособность. Наконец, существует третий эшелон резервов организма, используемый только в борьбе за жизнь в условиях патологии. Они могут включаться даже в условиях потери сознания. Такая схема включения резервов организма, конечно, условна. Тем не менее она позволяет наметить физиологические возможности повышения работоспособности, которые расширяют диапазон резервов первого эшелона, переводят их на уровень привычной, повседневной деятельности, отодвигают границы развития утомления (Иванченко, 1988 г).

Основной путь использования тонизирующих растений — их внутреннее применение. При этом растения имеют ряд существенных преимуществ перед синтетическими стимуляторами. К ним относятся мягкость действия, возможность длительного использования, отсутствие привыкания и побочных эффектов, особенно фазы отрицательного последействия, значительная широта рабочих концентраций и др. Для всех отраслей производства и в быту необходимы нетоксичные, безвредные, высокоэффективные, некумулирующиеся, не являющиеся допингами растения, восстанавливающие основные функциональные системы. Все это — фармакология здорового человека, о создании которой мечтал выдающийся фармаколог В. Н. Лазарев.

Проблема адаптации организма к лекарственному воздействию стала актуальной в связи с широким распространением лекарственной болезни. Само понятие «действие (лекарственного) вещества» предполагает развитие функциональных сдвигов в жизнедеятельности организма, т. е. нарушение гомеостаза (Нурманд, 1987). При этом включаются компенсаторные реакции, направленные на восстановление исходного состояния.

Таким образом, в действии лекарственного вещества выделяются два противоположно действующих компонента: связывание вещества с рецептором, с развитием последующих физиологических сдвигов и адаптивно-компенсаторные изменения гомеостаза. Однако в действии цельных лекарственных растений, в отличие от эффекта выделенных очищенных ФЛВ, имеются существенные особенности. Галеновые растительные препараты содержат субстраты, необходимые для оптимального функционирования систем, лимитирующих работоспособность, создают необходимые условия адаптации организма к требованиям условий среды. Они не только предупреждают утомление, но и восстанавливают работоспособность в соответствии с фармакологической регуляцией утомления, разработанной А. Лабори (1970).

Согласно представлениям, разработанным кафедрой терапии № 1 Ленинградского государственного института для усовершенствования врачей (Крылов, Марченко, 1985), терапевтический эффект при использовании препаратов нативных растений (в данном случае повышение работоспособности) может быть достигнут дотацией недостающих промежуточных метаболитов, замыкающих цепь последовательности биохимических реакций. Такими метаболитами могут быть «балластные» и «сопутствующие» вещества: органические кислоты, пептиды, белковые тела, микроэлементы и» др. По мнению авторов, фармакологически активные вещества при лечении хронических заболеваний не могут быть эффективными в связи с тем, что их действие направлено на системы надклеточной регуляции организма, а не на коррекцию метаболических процессов тканей. Отсюда принципиальное различие механизмов действия лекарственных форм из нативных растений и чистых ФАВ.

Действительно, растения поставляют субстраты для окисления (углеводы, жиры, органические кислоты), поддерживают кислотно-щелочное равновесие, баланс гормонов, медиаторов, макро- и микроэлементов, улучшают дезинтоксикационную функцию печени и восстановительную функцию нервной и эндокринной системы. Именно поэтому основные ФАВ оказывают более мягкое действие, а адаптивно-компенсационные реакции выражены слабее. Например, на уровне эндокринной системы длительное применение любого гормона подавляет функцию соответствующей эндокринной железы (блаофизные тропины, введенные извне, подавляют секрецию соответствующих либеринов или увеличивают секрецию статинов в гипоталамусе и т. п.). В то же время даже длительное применение растений, содержащих фитоэстрогены, или растительных контрацептивов не включает физиологическую регуляцию гормональных функций (Кит, Турчин, 1986).

Явления отмены длительного применения цельных растений практически мало выражены, что указывает на слабые возмущающие сдвиги в гомеостазе и адаптивно-комплексаторных реакциях организма. Так, если после применения витаминотерапии развивается гиповитаминоз; после синтетических транквилизаторов - раздражительность; после кортикостероидов — недостаточность коры надпочечников, то витаминные пищевые растения никогда не дают гиповитаминоза, седативиые травы — раздражительности, а солодка голая, хвощ полевой, череда трехраздельная, наоборот, стимулируют кору надпочечников. На клеточном (молекулярном) уровне обычно наблюдаются адаптивные изменения чувствительности или числа рецепторов и выброса лиганда при действии синтетических препаратов. В то же время в последние годы получены данные о возможности прямого воздействия растительных веществ, относящихся к родственному классу ФАВ с соответствующими рецепторами: например, алкалоидов морфия, близких к эндоморфинам, — с морфинорецепторами; алкалоидов барвинка малого, акуаммина и винкамина — с рецепторами пептидных гормонов и ГАМКергическими рецепторами (Лебанидзе, Гедеванишвили, Гогитидзе, 1987; Ряго, Нурманд, 1987).

Современная медицина часто использует лекарственные вещества, являющиеся по своей природе чужеродными для организма. Лекарственные растения вводят в организм вещества, свойственные организму и даже биологически необходимые ему. В этом случае ФАВ не вызывает адаптивно-компенсаторгрых реакций. Очевидно, что это возможно только вследствие эволюционно выработавшегося приспособления организма к повседневному введению растительных ФАВ с пищей и в других формах (Лебеда и др., 1984). Цельность, информативность, многосторонность действия, комбинированное применение, селективность, органотропность, стимуляция резервов организма, индивидуальный учет его реактивности, биоритмологический подход — вот перечень основных принципов использования растений в эргономике.

Установлено, что травы оказывают более эффективное и мягкое действие в цельном состоянии. О том, что растения — носители структурной информации, управляющей функциями организма, хорошо известно (Брехман, 1987 и др.). Это связано с их богатым химическим составом, обусловливающим многосторонность действия, т. е. влияние на многие точки приложения в организме. Например, ромашка аптечная устраняет около 50 симптомов заболеваний разных органов и систем. Менее известно, что фитоэргономика наиболее эффективна при определенных комбинациях растений. Именно поэтому сейчас рекомендуют использовать растительные сборы и комплексные препараты из большого количества компонентов. Это необходимо для воздействия на разные звенья нарушений в организме. Например, в индийский препарат «Джерифорт», считающийся наиболее эффективным из адаптогенов н биостимуляторов, входят 36 лекарственных растений! При этом, конечно, надо учитывать селективное (избирательное) влияние препарата или сбора на главные звенья, лимитирующие работоспособность. К сожалению, растительные препараты изучены крайне недостаточно: используются лишь два-три ведущих эффекта. Поэтому важной задачей является выявление спектра их фармотерапевтических эффектов. Например, по данным В. Г. Пашинского и др. (1987), препараты из пиона уклоняющегося в традиционных медицинских системах рекомендуются как успокаивающие и тонизирующие средства при многих заболеваниях (гипертонической болезни, раке, воспалениях). При экспериментальных и клинических исследованиях у настойки пиона выявлены полезные и бактерицидные свойства, причем настойка пиона в первые часы после введения оказывала седативное действие, в дальнейшем — стимулирующее. Показано и ее антистрессовое действие.

Под термином «органотроппость» подразумевают, что многие растения как бы сродственны (тропны) к определенному органу или системе, оказывая на него наибольшее влияние. Так, элеутерококк влияет на центральную нервную систему, бессмертник — на печень и желчный пузырь и т. п. Наиболее оптимально, когда органотропность полностью совпадает с селективностью, что далеко не всегда возможно. Это связано со спецификой химического состава растений и закономерностями их фармакокинетики, которые еще до конца не изучены. Органотропность не исключает, а дополняет многосторонность действия растений.

Принцип стимуляции резервов организма подразумевает такое применение растений в эргономике, при котором достигается повышение резервов функционирования органов и систем, лимитирующих физическую и умственную работоспособность и основные физические качества, а не подхлестывание их любой ценой. Так, метаболические и функциональные резервы сердца при хронической сердечной недостаточности активируются сердечными гликозидами (наперстянка шерстистая, майник двулистный и др.). Назначение препаратов аналептиков (кордиамина и др.) хотя и «подстегивающих» сердечную деятельность, но неэкономично расходующих ее резервы, в данном случае неверно (Иванченко, Янсон, 1983). Например, препараты кофеиноподобного типа действия (чай, кофе и др.) в больших количествах исключены из арсенала восстановителей как истощающие энергетические резервы организма. Аналогично действуют препараты эфедры, чилибухи, секуринеги, мордовника.

Индивидуализация назначения фармакопрепаратов, обусловленная реактивностью и биологическими ритмами организмов, подразумевает два пути. Первый в значительной степени зависит от особенностей адаптации организма. Так, для людей, обладающих стратегией адаптивного поведения типа «спринтер» (Казначеев, Казначеев, 1986), по нашим данным, наиболее эффективен ударный метод восстановления работоспособности. Например, при врабатывании в новый технологический процесс люди сильно возбудимого типа (холерики) наиболее благоприятно реагируют на однократное применение перед работой высших количеств тонизирующих растений (лимонник, элеутерококк и др.). Лицам с уравновешенной нервной системой в этот период достаточно средних доз.

При слабости возбудительного процесса (астеники, меланхолики) адаптогены применяют в малых количествах, чтобы не вызвать перенапряжения нервной системы.

На более поздних этапах работы, когда закрепился динамический стереотип, люди с сильным подвижным типом нервной системы не нуждаются в высоких количествах адаптогенов. Большое значение здесь приобретают растительные источники микроэлементов, витаминов, антиоксидантов (облепиха, шиповник и др.), оптимизирующих метаболизм. В то же время при слабости возбудительного аппарата количество адаптогенов можно увеличить, так как они повышают силу и подвижность преимущественно процесса возбуждения.

Интересно, что для людей, обладающих стратегией адаптивного поведения типа «стайер», как правило, более целесообразен прием растительных анаболиков (стимуляторов ассимиляции, усвоения пищевых веществ и пластического обмена) и небольших количеств адаптогенов, усиливающих приспособление к неблагоприятным факторам.

Учет адаптационных реакций организма (Гарваки и др., 1977) позволяет организовать фитоэргономику с целью повышения общей сопротивляемости к инфекции, подъема тонуса и т. п. Сочетания препаратов адаптогенов — элеутерококка, лимонника, левзеи, стеркулии, золотого корня — назначаются нами при астенических состояниях под контролем формулы белой крови и суточных ритмов температуры, пульса, артериального давления с целью выведения организма пациента на уровень активации. После выбора дозы следует базисный курс двумя-тремя препаратами в течение 10-14 дней, а затем дозировки увеличиваются в 1,5-2 раза каждые 10 дней. Это связано с тем, что доза достижения зоны активации весьма лабильна и колеблется у разных людей от 10 до 50 капель на прием.

Хронофитоэргономика, по существу, представляет собой раздел биоритмологии, в котором разработаны рекомендации по назначению фитопрепаратов с учетом биологических ритмов (фактора времени), причем принимаются во внимание время наибольшей чувствительности, резистентности организма к препаратам, динамика накопления, обезвреживания и выведения. Хронофитоэргономика требует применения препаратов, поддерживающих суточный и недельный режим труда и отдыха; она же указывает на необходимость борьбы с сезонным нарушением биоритмов, отрицательно влияющих на работоспособность.

В фитоэргономике особое место занимают лекарственные растения, применяемые для восстановления работоспособности по принципу подобия (гомеопатия). По мнению зарубежных специалистов, это обусловлено рядом особенностей гомеопрепаратов: во-первых, симптомы утомления должны соответствовать картине лекарственного патогенеза, во-вторых, гомеопрепараты относительно медленно оказывают эргогенный эффект, в-третьих, отсутствие токсичности, кумуляции и побочных эффектов. Гомеопрепараты способны только восстановить нарушенные функции, но не повысить работоспособность выше обычного уровня.

Для проверки этих положений нами проведены исследования эффективности предложенных (Иванченко, 1986) комплексов гомеопрепаратов, применяемых в период утомления. В частности, лица, занятые тяжелым физическим трудом, использовали восстановительный комплекс «Миотон» (арника авена сатива, гинзенг), а работники умственного труда — комплекс «Нейротон» (авена сатива, анакардиум ориентале, нукс вомика). До и после применения препаратов изучали показатели функционального состояния организма (КУРП), электропроводность БАТ по методу Фоля, величину биоэлектрического поля с помощью биоэлектрометра нашей конструкции, интенсивность свечения БАТ в высокочастотном электрическом поле, показатели умственной работоспособности с помощью таблиц Анфимова и показатели физической работоспособности (тест 170, продолжительность педалирования на велоэргометре, динамометрия).

Установлено, что оба исследованных комплекса оказывали отчетливое восстанавливающее действие на работоспособность. Так, комплекс «Миотон» ускорял восстановление показателей физической работоспособности: увеличивались время педалирования до отказа, динамометрическая сила мышц, общая физическая работоспособность. Возрастали и все показатели функционального состояния организма, снижающиеся при истощающих нагрузках. При использовании комплекса «Нейротон» быстрее восстанавливались внимание, память, пропускная способность мозга, показатели БАТ и КУРП, отражающие функциональное состояние высших отделов центральной нервной системы.

Показано, что по мере увеличения разведения концентраций растений, входящих в комплексы, восстановительный эффект снижался, что, по-видимому, связано с меньшим соответствием принципу подобия или наличием зоны бездействия. Существенной особенностью является целесообразность применения комплексов даже при субъективном чувстве полного восстановления, т. е. в течение 2-3 сут после истощающих нагрузок. Это связано с тем, что, по данным тонких методов (КУРП, электропроводность БАТ и др.), показатели функционального состояния организма обычно приводят к норме гораздо позже субъективного ощущения тонуса и избытка сил. В ряде случаев наряду с комплексами мы рекомендовали конституциональные средства, повышающие индивидуальные адаптационные возможности организма. При этом отмечено потенцированное действие комплексов, возрастающее по мере разведения конституционального средства.

Предложены следующие пути повышения работоспособности с помощью растений:

  • — использование их внутрь в виде тонизирующих, восстанавливающих препаратов;
  • — введение в рацион растительных эргогенных диет, особенно употребление ранних пищевых растений для борьбы с весенним десинхронозом;
  • — применение фитонцидов в эргономике;
  • — внедрение в производство и быт фитодизайна по А. М. Гродзинскому;
  • — использование стимулирующих, восстанавливающих растений в рефлексологии;
  • — регуляция ритма бодрствование — сон с помощью седативных, восстанавливающих растений.

Обоснованию и раскрытию этих путей и посвящены последую-щие главы настоящей книги.

 

 

Электронные книги:
Книги которые нам помогают:

Бальтасар Грасиан
Жан де Лабрюйер
Люк де Клапье де Вовенарг
Артур Шопенгауэр
Басни Эзоп
Библия Новый завет
    Ветхий завет Псалтирь

Орфографический словарь

Карта сайта

 

Книги ONLINE: